nav-left cat-right
cat-right

НАСМЕРТЬ ОТЦА

Шестидесяти лет, в год Рыбы, в день Новруза
Смерть моему отцу вдруг преградила путь.
Для мира злобного людская жизнь – обуза,
И рвет он нить ее, пятою став на грудь.

Отец мой никогда жить не мечтал богато,
Он знал, что бренен мир и что презренно злато;
Он тело прикрывал лохмотьями халата;
Его мечта была – на божий рай взглянуть.

Он говорил, что жизнь обречена на муку,
Молясь, блюдя посты, он сокращал разлуку
С обителью святых. И нынче может руку
Друг моего отца к пророку протянуть.

Я взором прозревал небесный дом эренов,
Где нет земных цепей, и рабств земных, и пленов;
Я видел там отца в кругу святых чильтенов!..
Быть с ними ты хотел, отец, – и вечно будь!

Пусть умер человек, – он оставляет имя,
Он тенью призрачной витает меж живыми.
Душа отца живет с бессмертными святыми,
Покой его костей вовеки не спугнуть.

Тебе, Махтумкули, известны тайны эти,
При встрече с мудрыми должны мы быть как дети.
Дружили лучшие с отцом на этом свете,
И, значит, обретут к воротам рая путь.

banner ad


Ваш отзыв