nav-left cat-right
cat-right

Любимой

Братья, только взглянул я – и понял вдруг:
Адский огнь обжигает слабей любимой.
Бровь её изогнулась, как меткий лук,
Взоры смертных прикованы к ней – любимой.

Эту пери не мог породить Адам,
Плач влюбленных не даст передышки нам.
Тот, кто видит её, не верит глазам -
Ярче молний сверканье очей любимой.

Свет её красоты, как солнечный свет,
Верных слов для её описанья нет,
Это диво – тонкий узор, самоцвет,
Райских дев не бывает светлей любимой.

На её пиру я и сам побывал,
И её вином был сражен наповал,
Речь любимой язвила сотнею жал,
Сколько было укусов от змей любимой.

Я владычице душ век внимать готов,
Вы прислушайтесь к нежной музыке слов.
«О, мой раб!» – из-за полога слышу зов,
Повелительный голос моей любимой.

Удостоенный видеть её цветник,
На пустынней горе я очнулся вмиг,
Легкий ветер к нежным ланитам приник,
Гладит черную пряжу кудрей любимой.

Бровь нахмурит она – и конец всему,
Трубный глас прозвучит, не спастись никому,
Души добрых и злых – все канут во тьму, -
Ничего нет на свете грозней любимой.

Жар разлуки в сердце разжег костер,
Прах от стоп моей милой — мне приговор,
У неё нет ни братьев и ни сестер,
Не встречал я врагов и друзей любимой.

Никого нет на свете, только она,
Кто полюбит её, тем смерть не страшна,
А сама не знает ни пищи, ни сна,
И пристанища нет у моей любимой.

Все, увидев ее, скитались вдали,
Часто слезы из глаз влюбленных текли.
Говорит без утайки Махтумкули:
Я всю душу пожертвую ей – любимой.

banner ad


Ваш отзыв