nav-left cat-right
cat-right

Где же ты ?

Горе мне! С тобой в разлуке умираю.- Где же ты?
Спутница моя, подруга, пери рая, где же ты?
Свет мой, месяц в полнолунье, повторяю – где же ты?
Роз не стало ни единой, догораю, – где же ты?
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Рок – гонитель мой – с душою разлучил меня, о горе!
В рай ушла, меня покинув, – хмур с того я дня, о горе!
Унеслись, сшибаясь, грозы, толпы гор тесня, о горе!
Океан седою пеной изошел, стеня, – «о горе!».
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Не успел, не разглядел я, что с цветком лицом ты схожа.
Я сказал: «Ах, не увидеть мне уж той, что всех дороже!».
Вся в слезах – «Фраги! – стонала. – Помоги, Фраги!».
И все же
Ты взята была землею, здесь твое пустует ложе.
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Плачет, бьется куропатка, – птенчиков ее не стало!
Век в тоске по алой розе соловью рыдать пристало.
Загрустит в разлуке с ланью сердце белого марала.
Ах, тебя судьба-злодейка – потеряла стыд – украла,
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Если подданных не будет, для чего же царство шаху?
Брось в огонь могучий тополь, чем он станет? -
Горсткой праха.
У разрушенного улья пчелы мечутся со страха.
Станет падалью козленок, если в пропасть прыгнет с маху.
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

За стада чабан в ответе, так считается повсюду,
Чуть заснет он, разбегутся по ущельям все верблюды.
Загрызет их волчья стая, лишь костей оставит груду.
Ах, на голову свалилась мне беда! Как жить я буду?
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

В горе ввергнуты народы, в мире счастья не найду я.
Вёсны в зимы превратились, стужа в дом вошла, лютуя,
Изошли дождями тучи, плещут вспененные струи,
Воя, вскачь, пошли потоки, – море так шумит, бушуя…
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Ах, цветы мои поблекли: в сад вхожу и вижу это.
Соловьев моих не стало: плачет роза, – нет ответа.
Вздулись реки в половодье, разлились они по свету,
И луна моя и солнце в траур сызнова одеты…
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Выронил клинок разящий из руки джигит удалый,
Зря рукою замахнулся – не джигит он без кинжала.
Никнет тополь, вихрем горя всю листву с него сорвало.
Плачут братья, плачут сестры, все от велика до мала…
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

Я «Фраги» назвался ныне, разлучен с моей Каабой.
Дом, родня забыты, вспомню ль образ матери хотя бы?
Вор добро разграбил, я же был тому помехой слабой…
Мекка ты моя, Медина, дорогая, где же ты?

banner ad


Ваш отзыв