nav-left cat-right
cat-right

Чингиз Айтматов о поэте

Чингиз Айтматов

Еще до нашествия монгольских полчищ в Среднюю Азию, в древнем Туркменистане существовали свои историко-культурные ценности и связи. В начале одиннадцатого века жили замечательные зачинатели тюркской письменности, словесности Юсуп Боласагунский и Махмуд Каджарский и целый ряд других последователей этих блестящих умов того времени.

После монгольского всесожжения и всесокрушения, отбросивших наше развитие далеко вспять, потребовалось почти пятьсот лет, чтобы снова возникло слово средневекового Туркестана в его бессмертных образцах: поэзии Навои, Бабура, Аль-Хорезми, Рудак-Мулбека.

Эпоха Туркестанского культурного ренессанса, однако, снова сменилась реакцией, крушением. И снова наступает мрак и тьма – мрак междоусобных войн, разорений, усугбленных бедностью народных масс, невежеством, рутиной, а подчас зловещим мракобесием ислама, уже отжившего к тому времени свой первноачальный просветительский характер. Самым трагическим моментом культурного состояния того времени может служить исход Улугбека. Улугбек, постигший в своих расчетах строений вселенной, давший миру великие научные открытия и гуманистические воззрения, покидает Самарканд, отрекаясь от трона, чтобы всецело заняться наукой и тем служить разуму и свету. И как вслед догоняют его, посланные сыном, палачи, зачитывают фирман и убивают его. Так каралась мракобесием передовая мысль. Так расправлялась тьма со светом, знанием и поэзией. Так силой зла пытались преградить путь к гуманизму и всему тому лучшему, что может родить человеческая мысль.

Но жизнь народа не могла заглохнуть наглухо. И снова возрождается дух мысли и поэзии. На этот раз в туркменской стороне. На этот раз в стихах и личности Махтумкули. Никто не ожидал, что это чудо произойдет в туркменских песках. Это мы говорим сейчас ретроспективно от себя, от нашего времени. Но мы имеем на это полное право, ибо мы и наследники и судьи. Мы продолжатели дела отцов, всего того, что выстрадали наши отцы до нас. Никто не предполагал, что туркменский народ, прошедший сложную, наитруднейшую дорогу на выживание, породит в своих недрах личность мыслителя, глаголившего стихами, который зайдет в своих творениях до общечеловеческого гуманистического характера, который встанет в один ряд с самыми выдающимися сынами прошлого Туркестана, которым будут гордиться все потомки среднеазиатских республик, имя и творчество которого войдет в сокровищницу интернациональных культурных достояний всего советского общества, всей мировой поэзии.

Потому-то в своде всемирной литературы, изданной впервые в мире в нашей стране из двухсот томов, охватывающих тексты человечества от вавилонской клинописи, от библии до наших дней, в томе «Восточных культур» занимает место поэзия нашего Махтумкули, наряду с выдающимися классиками литературы всех времен и всех народов.

Я хочу подчеркнуть, что возрождение Махтумкули произошло в стране, культивирующей идеи равенства и общезначности всех национальных культур. Это возможно только в нашей стране.

Я говорю наш Махтумкули, потому, что в этот период, имеется в виду эпоха Махтумкули, судьбе угодно было распорядиться так, что именно на туркменско земле возник и возвысился в Средней Азии гений туркменской литературы, свет которого освещает нас – соседние братсские народы. В этом смысле XVIII век в Туркестане – это век поэзии Махтумкули.

Смысл и значение культурного наследия заключается в том, что национальное достояние того или иного народа щедро распространять, раздавать другим, включать в себя ценности культуры других народов и тем самым способствовать процессу духовного взаимовлияния. Это тот случай, когда раздающий не теряет, а приобретает, воздающий не скуднеет, а обогащается.

Ныне имя Махтумкули звучит на многих языках и наречиях. И мысль его и голос его многократно преумножились, многократно превзошли его прижизненную славу и известность. Благотворность социалистической эпохи в том и состоит, что все истинно ценное становится общекультурным достоянием всей мыслящей общественности, всей многоязыковой страны. Однако при всем этом, главное воздаяние сегодня обращено к туркменскому народу, носителю духа и славы Махтумкули. То, что слово Махтумкули достигло наших дней, это подвиг туркменского народа. Махтумкули сохранялся в сердцах туркмен. На устах странствующих бахши-дервишей, на больших и малых дорогах, на базарах и караван-сараях, в юртах и у чабанских костров. Со стихами на устах шли в бой и на плаху. Стихи Махтумкули встречали рождение человека и оплакивали его кончину. Стихи Махтумкулии превратились в вечный гимн любящих сердец. И сколько еще Лейли и Меджнунов осознают себя через слово Махтумкули. Стихи Махтумкули вписали свой горький гнев в нескончаемую летопись борьбы за человека, за социальную справедливость и торжество истины и разума.

Легко и просто вроде говорить сейчас об этом в наши дни, когда мы оснащены всеми средствами коммуникации. Но надо представить себе, какое величие духа должно было гореть в сердце поэта, чтобы Махтумкули остался Махтумкули до наших дней и впредь навеки.

banner ad


Ваш отзыв